Адрия - здесь творятся чудеса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Адрия - здесь творятся чудеса » Оазис Топоров » Дом Бетрюгер


Дом Бетрюгер

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

- Бернбон. Меня зовут Бернбон, - партизан Бонифаций не выдержал пыток и выдал свою страшную тайну. И ещё добавил, памятуя о прошлых случаях: Просто Бернбон. Не сокращать и не видоизменять на основе собственных ассоциаций... Пожалуйста. И на всякий случай слегка улыбнулся: во-первых, чтобы Шиндас предыдущая фраза не показалась наглостью или хотя бы намёком на неё, а, во-вторых, на шутки и "шутки" следует отвечать улыбкой. Весёлой, нервной, надменной, кислой, снисходительной - на выбор. На сей раз улыбка получилась лукавой, словно Бонифаций сделал вид, что забыл представиться, а на самом деле из непонятных соображений ждал, пока Шлау спросит его об этом.
Теперь Бонечка с чистой совестью решил, что сделал всё, что мог, ещё раз швыркнул и вытянулся по струнке под суровым атаманским взглядом. Вот, мол, какой бравый юнош: всё умеет, всё может, именем называется, адекватен в меру, серьёзен, спокоен, улыбчив отчасти, не грубит, не хамит, только швыркает. Золото-парень. Торги допустимы. Теперь постоим, помолчим, покрасуемся. А вообще-то Бонечка ещё и плохо представлял, какие именно факты о его примечательной персоне могут заинтресовать Шлау, поэтому молчал и ждал следующих вопросов/заданий/проверок/тестов/экзаменов.

0

32

Пока Шлау испытывала на прочность интервента, который и в самом деле оказался магом, а не интервентом, Дерморген бродил по нирване. Он отправился туда с вполне определенной целью: поискать там королеву амазонок и, в случае чего, помочь найти выход, а то Морг знал массу товарищей, по каким-либо причинам упавших в нирвану и не могущих выбраться из нее без посторонней помощи. Даже среди неформалиусов было полно таких, что уж говорить о других расах...
Светловолосый апостол с грустными глазами как обычно поприветствовал Морга привычным "come as you are" и продолжил меланхолично раскуривать свою бесконечную сигарету, направив пустой взгляд куда-то вперед. Иногда Морг любил подойти к нему и завязать беседу, но сейчас на философские разговоры у него не было времени, а потому он коротко поинтересовался, не видел ли уважаемый апостол здесь стадо мужественных женщин в бронированных лифчиках. Светловолосый апостол покачал головой и, сделав затяжку, протянул Моргу сигарету. Неформалиус взял сигарету (скорее из вежливости, курить сейчас не очень хотелось), тоже затянулся разочек, вернул сигарету и, на прощанье похлопав апостола по плечу, отправился на выход, прислушиваясь к происходящему за спиной: апостол всегда изрекал на прощание что-нибудь умное, что Морг впоследствии считал своим долгом передать всем окружающим как послание свыше. И действительно, когда Морг уже  покидал нирвану, он услышал хрипловато-сорванный голос апостола:
-Never met a wise man, if so it's a woman...
"Хм... Актуально, нечего сказать", - подумал Морг, оглядываясь и оценивая обстановку в, так сказать, мире материальном. Он пробыл в нирване совсем не долго, и здесь практически не произошло изменений. Шлау все так же сурово и насмешливо расстреливала взглядом потенциального подчиненного, а подчиненный  - улыбался. Но в разговоре возникла какая-то заминка, и неформалиус решил, что это - самое время для того, чтобы передать знание, полученное от светловолосого апостола с грустными глазами.
-Никогда не встречал мудреца, - задумчиво проговорил он, роясь в карманах в поисках чего-нибудь курительного - затяжка в нирване пробудила в нем желание покурить, - а если все же встречал, то это была женщина,- правда, тут он понял, что в данной момент его эту фразу могут воспринять как бездарную попытку подлизаться к начальству, а потому добавил: - Это мне только что сказали. Мой... духовный наставник. У кого-нибудь здесь есть покурить?..- безнадежно спросил он, сообразив, что все, что можно найти в его карманах - это песок. Много-много золотистого мелкого песочка...

0

33

«Мама, я никогда....никогда-никогда-никогда больше не буду читать запрещенную литературу непорнографического характера!» - подобные истерические мысли благочестивыми горошинами метались в трухлявом мозгу вампиробря.
Все ныне происходящее состояло в причинно-следственной связи с недавними поступками Шельма, и потому было в высшей степени примечательно.
Почетный драгдиллер всея Нокмы, неподражаемый воздыхатель, воскуритель, вознюхиватель  всего и вся, беспрецедентный кусатель роялев ну и просто обаятельный тупица хипповского разлива, Шельм, мчался в данный момент по пересеченной местности на спине у гигантской демонической ящерицы. Внезапная динамичность шельмовых перемещений никоим образом не была связана с буйностью характера и склонностью к физическим нагрузкам и атмосферным перегрузкам вомпэра. Он ведь даже не был любопытен, просто другого пипифакса, кроме оккультной литературы в хижине не оказалось.
«Где моя мать...кто моя мать....твою ж мать...!!!!»
Видимо гигантские демонические ящеры цвета маслянистой пленки на воде рассматривают мир вещей с позиции вечности. С этой позиции, конечно, приближающаяся стена дома не то чтобы не была вещественна ...она была несущественна.
Единственное, что мог сделать для себя Шельм – сползти ящеру под брюхо, зажмуриться и держаться покрепче.
Брызнувшей каменной крошкой поля шляпы прибило к лицу.

0

34

Никто не спешил ответить бедному неформалиусу на просьбу. Ему даже показалось, что его собеседники тоже... кхм, задеревенели, зестекленели, зажелесневели, и даже заплесневели и закорродировали?.. Ну, как несчастные амазонки. Он не успел убедиться в этом, собственноручно потыкав в них пальцами, пощелкав зубами перед лицами, и проведя курс иглоукалывания, потому что случилось кое-что непредвиденное.
Наверное, когда совершенно без каких-либо предпосылок  раздается устращающий топот, а буквально через пару секунд стена, около которой ты стоишь, рассыпается миллионом симпатичных маленьких камушков, это - странно. Это должно испугать, довести до заикания и оставить глубокий душевный шрам на всю жизнь. Но неформалиусы - сильный духом и очень, очень смелый народ! И очень целеустремленный: ничто не может заставить их забыть о том, что они собирались покурить. А потому, уважительно осмотрев слегка оглушенную ударом гигантскую ящерицу (чтобы создать такую требовалось как минимум неделю молится в нирване, и к тому же иметь связи среди апостолов, это вам не розовые шлагги, или как они их там называют... слоны?..), Морг вышел на улицу сквозь образовавшуюся дыру, вдохнул настолько глубоко, насколько позволял объем прокуренных легких, полюбовался красным рассветом, и, плавно развернувшись к стенодробителю, почему-то висевшему под животом ящерки, повторил насущный вопрос, почти достоверно зная на него ответ:
-Покурить есть че?

Отредактировано Дерморген (2010-25-01 01:55:48)

0

35

Шельм мерно раскачивался, вглядываясь в ноздри монохромного гуманойда, нависающего над ним. Как ни странно, в данный момент покурить у него (о ужас!) было нечего. Ауг, пыль и прочие неотъемлемые радости жизни остались в хижине.
Шельм решил пожать плечами, развести руки в стороны, улыбнуться обаятельно, смущенно и слегка клыкасто...посему он разжал руки и шлепнулся на пол, издав негромкий и какой-то плоский звук.
Глаза вопиробря оказались как раз на уровне вывернутых  коленей .. или локтей (он не удосужился осознать была это передняя или задняя пара конечностей), на которых красовались кисточки рыжей шелковистой шерсти.
- А ты когда-нибудь курил перхоть демонических ящериц? – скосился Шельм на ботинки незнакомца.

0

36

-Нет, в моей стране до такого еще не докатились, - задумчиво ответил неформалиус, чуть наклонившись и разглядывая шерсть на предмет перхоти. - Но думаю, после писи кубинской коровки и хобота странного зверя кентавра это будет даже почти... нормально, - Дерморген покосился на свою новую повелительницу, потом - на ящерицу и подумал, что пока она (повелительница, конечно. но ящерица  тоже) не пришла в себя  и не смогла оценить масштабы разрушения ее дома, неплохо бы... прибраться. Ну так, чуть-чуть. - Помоги мне оттащить ее отсюда, - попросил неформалиус, первым поудобнее впиваясь пальцами в левую заднюю лапу зверя. - Там раскурим, там рассвет, - выдал он своеобразную мотивацию, попутно перебирая пальцами шерсть на лапах, пытаясь отколупать побольше перхоти от мягкой теплой кожи. - Как ты ее вытащил вообще из нирваны?.. Ты ведь не неформалиус, верно? Как ты вообще умудрился попасть в нирвану?!- как-то слишком ревниво спросил Морг - ему совсем не нравилось, то что теперь по их месту отдыха, размышления и медитаций так часто бродят посторонние. Но, с другой стороны, этого товарища ничего не стоило сделать "своим". Всего-то и надо - по-быстрому обратить в свою религию, к которой он уже, сам того не зная, приобщился, и вот - перед нами новы представитель неформалиусовской расы. Красота!

0

37

- Э-э-э-э...так вышло, - Шельм почему-то решил, что не стоит уточнять, что в эту самую...нирвану он попал в какой-то степени черный, даже задний проход и  притом фекально-оккультным способом.
Он взял ящерицу за свободную ногу, и обалдевшая рептилия послушно поехала на пузе во двор. Когда они разложили мощи ящера под ближайшим деревом, Шельм присел на корточки и запустил руку в голенище сапога.
-Ха! – он достал маленькую серебряную расческу и бумагу для самокруток.
- Да будет чес!!!- промурлыкал вомпэр, проводя расческой по шерсти ящера и нежно собирая перхоть на бумагу.
- И как она...коровка?забориста? Гы! Нирваааааааана, - вомпэр  сдлал из слова тянучку, намотал на палец и повторно заглотил, - ну, может, оно и так называется...
- А ты, собственно, кто?- не то, чтобы ему было принципиально важно кто перед ним, ему скорее было интересно новое тянучее словечко "нирваааана"

0

38

-Я? Я - Морг, - ответил Морг, вновь оперевшись на пальму и  наблюдая за действиями сокурильщика и даже отмечая в них некоторый профессионализм. -Коровка хороша, но не знаю... не знаю, как она бы на тебя подействовала. Скорее всего ты возомнил бы себя чайніком и очень захотел бы наполниться... - задумчиво проговорил неформалиус, приоткрывая проход в нирвану, чтобы выпустить оттуда жука, которому все уже было прощено - Дерморген, он не злопамятный. Жук радостно вылетел во внешний мир, громко и ритмично выжужживая мелодию одной из моргеновских песен, и принялся наяривать круги вокруг претендента на обращение в неформалиусовскую веру, словно пытаясь выжужжать ему весь мозг (или что там внутри?) насквозь. Морг не стал его останавливать - пускай знакомится, а потенциальному неформалиусу это только на пользу. Вдруг проникнется чудом трууууууутрэээээээша, как назвал жужжание жука один из неформалиусовских богов - Металлоид во время одной из затяжных, многодневных служб в воскресной школе. Именно тогда, кстати, Морг понял, раз этот жук благословлен самим Металлоидом, его ни в коем случае нельзя бросить, и отловив надоевшего всем жука, который в течение всей службы пытался выбраться из помещения, методично долбясь лбом в витражи, сделал своим питомцем. Жук, вроде как, был совсем не против. Даже наоборот, очень скоро он настолько привык к Дерморгену, что даже стал иногда ревновать его к гитаре. Правда, в последнее время, все реже. Похоже, он стал воспринимать ее как гармоничное дополнение к своему жужжанию, к которому хозяин питает какую-то пошлую привязанность, мерзкий извращенец...

Отредактировано Дерморген (2010-25-01 03:16:23)

0

39

- All within my haaaaaaaaaaands....- напевал Шельм, умильно улыбаясь свежесобранной перхотистой массе и кося расфокусированным глазом на жука. Жук периодически вылетал из поля зрения и Шельм очень печалился, что нет пыли - когда считаеш себя хамелеоном проблем с кругозором не испытываеш. Вомпэр мечтательно вздохнул и на пробу скатал-раскатал язык.
- Ты-ды-дым...Сrush it down- крыльчатый звук жука был странен и приятен, почти как дух отечества ... Да воздух Нокмы в некоторых кварталах Шельм любовно собирал в банки, чтоб делать бонги "с внезапностями".
- А..да, а я Шельм, - вомпэр протянул камраду скрученную ножку и взялся за вторую партию.
Драгдиллер вновь сосредоточился на кружении жука и своих хамелеоновых воспоминаниях, после монокулярного зрения слегка побаливала голова, да и язык болел и еприятно опухал, после ловли астральных насекомых, но очень уж Шельму понравилось быть хамелеоном. Даже кожа приятно зазудела....или это опять вша расплодилась?
Вомпэр почесал правую лопатку расческой и скрутил второй заряд.
- Ну что? - обернулся он к Моргу, - Сome on baby, lite my fire?

0

40

-You will never be the same, - пообещал Морг, доставая из кармана Искру - чудесное полумагическое изобретение неформалиусовских ученых, позволяющее одним нажатием пальца на кнопочку извлечь из безжизненного куска металла, приятно пахнущего керосином, маленький симпатичный огонек, достаточный для зажигания самокрутки, но не способный даже толком обжечь. Прикурив, неформалиус отдал Искру товарищу.
-Its how I live my life, - это была строчка из той самой песни, которую жужжал уже по третьему кругу жук. "Что-то его зациклило?" - подумалось Дерморгену. Сейчас он даже понял, почему Сакит был симпатичен старому дерморгеновскому другу - Вин-ампу, который был способен прослушивать - и играть - одну и ту же песню миллион раз снова и снова, -I can't take it any other way, - продолжил напевать неформалиус, чувствуя, что вот-вот погрузится в нирвану. "А забористая, прости Металлоид, перхоть..."-пронеслось (как-то ну очень быстро пронеслось, хотя не сказать чтобы раньше мысли в его голове надолго задерживались) в черепной коробке Морга. -It is going to take your breath away, - выдал свое мнение о кожных частицах ящерицы Дерморген и упал в нирвану.
...-Hello, how low? - без особого интереса поинтересовался светловолосый апостол с грустными глазами...

Отредактировано Дерморген (2010-26-01 00:51:09)

0

41

Шельм принял из рук Морга полезную диковинку, пыхнул и ощутил вожделенную бинокулярность.
Вомпэр потянулся к ящеру, чтобы благодарно погладить его холке, но от его прикосновения ящер вдруг из маслянистого стал прозрачно-мыльным и начал медленно подниматься в воздух.
- I am a Lizard King!!!! I can do anything!!! - он потянулся к лапе ящера, чтобы удержать его, но тот взорвался, обдав драгдиллера потоками эктоплазмы.
Растекшаяся эктоплазма образовала на земле четкий эллипс и тот начала дыбиться, как встряхиваемый ковер. Внезапно на ней появились конические выпуклости, стремительно меняющие форму  обретающие другую, хохломистую, материальность. Шельм оказался зажат между ровными рядами матрешек. Та, чье место он занял, невростенично перекатывалась у края шеренги, потом злобно вскрикнула и подпрыгнула. Земля вновь коврообразно всколыхнулась, вздыбилась под деревом, и бедное, вырвавшись с корнем, торпедой ушло в небо.
- Du bist die Brennende Komet! - помахал Шельм дереву.
Дерево, меж тем, не снижая хода, врезалось во внезапно вылезшую Луну. Та раскололась, и из нее пролился белок и синек (синий эквивалент желтка).
Матрешки -надо отдать им должное- не паниковали,  а апатично всплыли. Шельм выплыл из строя, освобождая место матрешке-неврастеничке. Когда построение восстановилось. матрешки отстыковали свои верхние части - внутри каждой оказалось по певцу военного хора. Дерево, тем временем,  падало вниз, верхние скорлупки матрешек водили какой-то свой тихий кучковатый хоровод. Дерево на полном ходу врубилось в землю - из дыры повалила лава, но довольно быстро сошла. Военный хор по пояс в матрешках оказался посреди гигантской яичницы с синюшным желтком.
Дыра харкнула лавой еще раз - яичница и нижние матрешки обуглились, рассыпались, превратились в исходного ящера и, панически взмахнув крыльями, спрятались на небе в скорлупках Луны.
Верхние части матрешек, презрев гравитацию, бешено вращались над Шельмом. Внезапно они рванули маленькой вселенной и на Шельма выпала маленькая девочка с палочковидным полосатым леденцом в руках.
Хор обратился к девочке и по взмаху леденца взвыл:
- Show must go on!!! -  и взорвался колонией бабочек и брызгами текилы.
Девочка соскочила с Шельма, потянулась и вытянулась в Морга. Бабочки закружились, воронкой уходя в бутылку текилы. Бутылка снова рванула и на ее месте возник светловолосый некто с печальными глазами.
...-Hello, how low? - обратился он к Моргу.

0

42

-Nothing changes, days go by... - пожал плечами Морг в ответ на безразличный вопрос апостола. - Искру-то верни,  - сказал он уже Шельму и медленно, утопая босыми ногами в песке, которым сегодня почему-то была покрыта нижняя поверхность нирваны и щурясь от ослепительного солнца, направился к виднеющейся вдалеке черной точке. На самом деле, она определенно была ближе, нужно было только начать идти. - Пойдем, я покажу тебе здесь все, - кивнул неформалиус Шельму, и сразу вспомнил, как в свое время ему примерно такую фразу выдал светловолосый апостол с грустными глазами. "НУ что ж, наверное, потом меня тоже ждет такая участь... Где бы набраться идиотских фраз, чтобы выдавать их за вселенские откровения?" - всерьез задумался он секунд на пять. На более долгие промежуток времени здесь задумываться просто нельзя было - опасно.  В последний раз когда он так сделал на него напала демоница Икота, и изгнать ее удалось только повторяя специальный экзорцизм: «Икота, Икота, иди на Федота, с Федота - на Якова, с Якова – на всякого».
-Это вот - нирвана. Наверняка ты был здесь раньше, просто не знал об этом. Мой народ, ну, те кто верит, разумеется, - попадают сюда после смерти. НА самом деле здесь куча всяких существ, и наших, и заблудившихся, и местных, но... их можно встретить, только если нирвана этого захочет. Да  и вообще здесь все, как она захочет. В последний раз, когда я здесь был, тут повсюду стояли огромные серые дома из больших каменных плит, и их крыши доходили до самого неба, - рассказал Морг, стягивая с себя свою пропотевшую странную рубашку и заправляя ее за ремень брюк. Впрочем, этот жест никогда не помог бы его спине стать чуть более темного цвета - подвид неформалиусов, к которому принадлежал Морг, попросту не выделял никакого пигмента. Впрочем, что было довольно странно и противоречило всяким законам природы, обгореть они тоже не могли.
Черная точка, казалось, ничуть не приблизилась.

0

43

Шельм послушно вернул паливный агрегат. Вампиробрь стащил с себя сапоги, на минуту задумавшись, через какое отверстие удобнее вынимать ноги – нижнее или верхнее.
Потом плюхнулся на песок и, распластав тощие конечности, изобразил на нем «ангелочка».
- Ыыыыыых! – крякнул Шельм, приходя в состояние «дух охоты».
Заметив, что Морг с упорным безразличием гаубицы чешет куда-то в сторону горизонта, драгдиллер подорвался и вихлястым подбегом контуженного кокер-спаниеля  нагнал своего провожатого по внезапной Нирване.
Нирвану Шельм всю свою бессознательную жизнь полагал Бердом, но новое название было ничуть не хуже.
- А куда мы, собственно, идем?! - вомпэрдаже пощурился за компанию на черную точку. А то вруг это обряд?

0

44

-Понятия не имею, - честно ответил Морг и даже пожал плечами, чтобы подтвердить искренность своих слов. - Просто... Нам туда, понимаешь? - путано объяснил неформалиус, еще раз зачем-то пожал плечами и прибавил ходу. Буквально через минуту точка неожиданно стала быстро расти. Создавалось даже впечатление, что она растет сама по себе, а не потому, что неформалиус и вампир к ней приблизились, хотя в этот раз это было не так. Через полминуты бурного роста точка образовалась в мост, а все вокруг в мгновение ока укутало туманом-дымом. Небо затянуло тучами, из которых сразу же пошел дождь. Вдали все еще виднелись песчаные горы, но на пути Морга и Шельма уже невесть откуда появились плотные кустарниковые заросли, сквозь которые неформалиус с упорством принялся пробираться. Пробравшись сквозь кусты, Морг спустился-сбежал по насыпи из мелких камушков, заменивших песок, к берегу так же невесть откуда объявившейся речки, через которую собственно и проходил этот мост. Мост был очень широкий, и под ним вполне комфортно можно было укрыться от мерзкого холодного дождя. Там, где кончался мост, речка еще некоторое время петляла между песчаными (на удивление стойкими) холмами, а потом быстро исчезала из виду. Впрочем, из-за кустов песчаные холмы было видно довольно плохо, и разглядеть их можно было только если смотреть по течению самой реки, подойдя совсем близко и рискуя замочить ноги в отвратительно грязной и мутной воде. Под мостом было старое кострище, с разбросанными углями, а стены моста, так же закрывающие от взора большую часть песчаных холмов и часть кустов, были расписаны этим самыми углями. Там были и вполне художественные рисунки, и бездарные изображения фаллоса, но больше всего там было надписей на неизвестных языках. Этими надписями было заполнено почтив се пространство, и кое-где они даже налазили на рисунки. Около кострища валялось также огромное количество самых разнообразных окурков и бутылочных осколков.
Прислоненная к одной из стен моста, стояла моргеновская странная гитара.
-Вот мы и пришли, - заявил Морг и сел поближе к кострищу, словно надеясь, что на его месте сейчас сам собой заполыхает веселый костер. Впрочем, в это месте это было совсем не удивительно.

Отредактировано Дерморген (2010-05-02 01:21:30)

0

45

Шельм довольно оглядел всю эту упадническую живопись и плюхнулся рядом с Моргом.
Туманное спокойствие действовала на вомпэра усыпляюще.
Холодный на вид дым полз над водой, не причиняя никаких физических неудобств – он не был ни сыр, ни холоден, как, впрочем, и не согревал...
Так вот...туман полз, угольные фаллосы безучастно красовались на стенах, молчаливо внимая собственному величию, бутылочное стекло витражно поблескивало, угли не тлели...
Ничто не предвещало катастрофы.
И вопреки этому из-за поворота реки показались утки. Их было штук  6, ибо последнее вообще было трудно причислить к органическим формам жизни.
Первые пятеро являли умильную картину мадонны с четырьмя отпрысками, а позади волоклось нечто клочковатое и несъедобное даже на звук – уткообразное существо изрыгало проклятья.
Это были не просто проклятья!!! Это был замысловатый коллаж самых грязных непристойностей, увитый барочными наростами богохульства и залитый янтарной смолой площадной брани. Все это аргонатическое чудо, переливаясь всеми гранями своей первородной ярости, отшлифованными богатой языковой практикой, извергалось из утиного клюва. Эффект портила только некоторая шепелявость оратора.
- Твою ж ц...№»%?*()) – вещало утко.
Шельм присмотрелся к существу, пытаясь воспринять, а, собственно, утка ли это, или селезень...
- Что пыришся, кровосос  ...ный? – спросило утко, не проявив особой бранной виртуозности в отношении Шельма, но вложив в обращение презрение массой превысившее автора раз в семь.

+1

46

Морг, в это время меланхолично раскуривавший забытую кем-то (ну, это он так про себя решил, на самом деле вряд ли кто-то здесь раньше бывал) сигарету, откликнулся на вопли утки исключительно тем, что выдохнул в ее сторону дым.
-Это твое, - сообщил Морг, почесал  голову свободной от сигареты рукой и подтянул к себе гитару, - мои не разговаривают,- он кивнул на медленно рассекающих мутную воду уточек-детишек и их маму.
"Хорошо бы встретить братишку..." - печально подумал Морг, вспоминая своего двоюродного брата - самого лучшего друга, который у него когда-либо был. Брат играл на барабанах, и даже придумал, как рациональнее расставить разные виды барабанов, чтобы было удобно играть на них на всех одновременно. А еще он был рядом, когда Морг провалился в состояние Нирваны и отправился в эту часть мира.
"Может, он уже научлся входить в нирвану? Иначе он, наверное, уже меня давно оплакал и, может быть, даже сочинил какую-нибудь печальную песню. Он ведь видел только как я провалился сюда. Куда - сюда, он тоже не знает... Эге", - неформалиус вздохнул, затянулся и вернулся сознанием и взглядом к Шельму и его уткам.

0

47

- Си! – покорно согласился Шельм и дружелюбно вперился в утку.                     
- Ах ты дол...:??*(;№№- утко оставило в покое почтенное семейство и взяло курс к берегу.
- Надеюсь, что утки здесь не плотоядны, - обратился вомпэр к Моргу, который всем своим видом демонстрировал глубокое философское безразличие к рациону местных уток.
Шельм снова уставился на утко, которое уже выбиралось на берег, осыпая драгдиллера перлами, размером с хороший булыжник. Вомпэр не обладал тем жизненным опытом в совокуплении  с различными видами предметов живой и неживой природы, который приписывало ему водоплавающее. Да и словарный запас не позволял составить достойный ответ, потому он молчал, храня свои будничный дуровато-доброжелательный вид.
Утко надвигалось... Тяжелой походкой хромого берсерка оно подобралось к ногам Шельма с явным намерение отхватить ему палец.
Шельм же не нашел ничего лучшего, чем сложить пальцы в жесте одновременно напоминающем «руку гинеколога» и «пистолетик» и наставить на оппонента.
- Пых! – вместо птицы на песке с тихим песочным шорохом замерла никелированная тара вполне ясного рода и назначения.

0

48

...темнота обволакивала и баюкала, насвистывая что-то ласковое и уютное. Редкие цветные огни, напоминавшие болотные огоньки, пролетали мимо и неприятно кололись электричеством, когда Бонифаций пытался их потрогать. Самому же Бонечке казалось, что он висит в воздухе, а всё вокруг такое чёрное и бархатное... И сам он тоже весь такой чёрный и такой бааархатный...
Реальность без предупреждения плюнула красками в глаза и навалилась на плечи тяжестью силы притяжения. Юный маг зажмурился, покачнулся, но устоял на ногах. Но на ногах ли? Судя по ощущениям, вместо ног Бонифацию без спроса приделали две дубовые колоды. Гнуться и реагировать на команды они самым подлым образом отказывались. Доковыляв до какой-то стенки, Бонечка с удовольствием на неё опёрся, а затем, плюнув на приличия, и вовсе сполз на пол. В пятую точку тот час же впилось каменное крошево, непонятно каким образом здесь появившееся. Бонечка опасливо ощупал голову и потёр зудившиеся глаза. Последние к тому же болели и слезились немилосердно. Попытка открыть их вызвала нестерпимую резь. "Я ослеп!?" - какой-то невнятный звук застрял у юноши комом в горле, перехватило дыхание. Бонифаций закашлялся и принялся ожесточённо растирать лицо. Каким образом сия процедура должна вернуть ему зрение он не знал, но в её действенности не сомневался ни на секунду. Когда кровь ощутимо прилила к лицу, а щеки начали гореть, Бонифаций прекратил растирания, вытер выступившие слёзы и опасливо открыл один глаз. Мир был изрядно расплывчат и мокр, но в его видимости сомнений не возникло. Сий факт наполнил душу мага кипучей радостью. Оптимистично швыркнув, он медленно поднялся на затёкшие и от того слабые ноги. Огляделся.
Из увиденного отметить стоило три факта. Во-первых, теперь рядом со статуями амазонок красовалась ещё одна. Подтащив свою бренную тушку к изваянию Шиндас, Бонечка неловко помялся, смущённо пошвыркал, робко позвал по имени. Затем помахал у атаманши перед лицом рукой, попыхтел в ухо и даже мужественно подёргал её за рукав. Ноль реакции. Что-то говорило Бонифацию, что, возможно, пару минут назад он и сам стоял рядышком таким же истуканом. "И что же теперь делать?" – растерянно подумал юнош и, дабы не впасть в уныние, вызванное его, Бонифациевской, беспомощностью, переключил внимание на другие, не менее интересные факты. Факт под нумером два гласил, что ушлый неформалиус куда-то таинственным образом испарился. Однако факт номер три тут же предлагал более реальные варианты исчезновения Морга. А именно: бледнонемощный музыкант испарился через вон ту вот дыру в стене, которая, собственно, под фактом нумер три и числилась. Или погиб при взрыве\обвале\штурме, от которого, собственно, эта дыра образовалась. Оставив изваяние Шлау на попечение статуеамазонок, юный маг вплотную заинтересовался таким интересным явлением, как стенная дырявчетость.
Дыра, кстати, была презамечательная. Оперевшись на остатки стены, Бонечка выглянул наружу. Самочувствие у мага было на удивление хорошим, будто бы он хорошенько выспался. Дело портило лёгкое ощущение голода, грозившее в скором времени перерасти в неудержимое желание пожрать. Юноша хищно повёл носом: пахло сыростью, мокрой листвой и совсем немножко палёной кожей. Устремив взгляд в небеса, Бонечка ненадолго задумался... Точное время суток определить было затруднительно, это с равным успехом мог быть ранний вечер или утро. Но это мало занимало юного мага. Порция холодного ветра в лицо - и мысли уже строятся, как на плацу, маршируют и поют патриотически-зажигательные песни... Да и открывающийся вид хорош: пальмы, ёлки, песочек, лужицы, бессознательный мегаящер под деревцем... Бонифация слегка перекосило. Выдержка у парня, конечно, была что надо, но гигантские ящеры... Такого Бонечка ещё не видал, нет. Пребывая в смятении, Бонифаций растерянно затоптался на месте. Что делать: пойти и героически обследовать, возможно, мёртвого зверюгана или не менее героически остаться и попытаться «оживить» Шлау?

0

49

После напряженных мысленных дебатов с самим собой Бернбон решил таки, что Шиндас - женщина серьезная, в любом состоянии в обиду себя не даст и за десять-пятнадцать минут, пока Бонифаций отлучится по исключительно интеллектуальной с легкой примесью зудливого любопытства нужде, никуда не исчезнет. Бонечка обернулся и долгим тоскливым взглядом оглядел атаманшу - его мечта, вот-вот грозившаяся исполниться, но некие силы решили повременить со знаменательным событием и перенесли его на неопределенный срок. Вздохнув самым печальным образом, юноша собрал свои вещички (все свое - ношу с собой!) и направил свои стопы к месту дислокации невиданной зверюшки.
Стараясь сохранять внешнее спокойствие и невозмутимость, хотя хотелось с дикими воплями кинутся вприпрыжку, маг неспешным шагом подошел к туше ящера, обошел её, отошел, вновь приблизился, потыкал грязным пальцем босой ноги животное в бок... Животное не реагировало. Но подавало признаки жизни: вздымались-опадали покатые бока, раздувались ноздри, дернулась лапа, слегка обдав лодыжки Бонифация песком... Чувствуя острую потребность в положительных эмоциях, коль уж должность мага разбойников показала смачную фигу, Бонифаций, изнывая от нарастающего восторга, осторожно положил свои ботинки, которые он не рискнул оставить в доме, на песок, и трепещущей рукой дотронулся до лапы неведомого зверя. Ощущения были довольно приятными. Бонечка радостно улыбнулся. Страха не было. Не было - о чудо! - и желания по-геройски пришибить тварь во славу чего- или кого-нибудь. Хотя бы потому, что бесчувственного врага как раз и не по-геройски... Потрепав ящера по холке, юноша на секунду вообразил себя, такого в будущем могучего и великого мага верхом на вот таком вот демоническом ящере... Картина получалась внушительная. "С таким зверюганом карьера у Шиндас однозначно должна начаться, а затем быстренько пойти в гору", - подумал Бонифаций, прищурясь от удовольствия, доставляемого грезами, - "Хм, а почему бы и нет?". Одной рукой прижимая к груди драгоценный чемоданчик, а другой неловко цепляясь за естественные выступы ящеровой туши, Бонечка взгромоздился на бессознательного "скакуна". "Ну, не думаю, что он скоро очнется. Судя по всему, а именно по следам, именно этот зверь пробил дыру в стене, а после такого, знаете ли..."
Сглазил. Ящер под магом глубоко и невыносимо печально вздохнул и завозился. Но не успел Бонечка сориентироваться и спрыгнуть со спины не по графику оклемавшегося зверя, как последний резво вскочил на лапы, цепким взглядом оглядел местность, оглушительно чихнул и стрелой сорвался с места...

>> Неведомы дали

0


Вы здесь » Адрия - здесь творятся чудеса » Оазис Топоров » Дом Бетрюгер